Купить этот сайт


Знал ли Леонардо да Винчи «код да Винчи»?

Леонардо да Винчи

«О, искатели постоянного движения, сколько пустых проектов создали вы… Прочь идите с искателями золота!» Леонардо да Винчи (Forst.II, 67, стр.14)

Величие фигуры Леонардо да Винчи не дает покоя современным эпигонам. К этому имени или, говоря по современному - брэнду, пытаются прилипнуть многие представители творческих профессий. Появление романа «Код да Винчи» некоего Дэна Брауна привело к вселенскому ажиотажу вокруг имени великого художника и мыслителя. В общем-то, ничего удивительного в этом нет, так как технология раздувания сенсаций в настоящее время в попсово-буржуазной культуре доведена до совершенства. Но удивление вызывает тот факт, что ажиотаж перекинулся в сферу научных исследований. Конечно, тяга к мифотворчеству, к вере во что-то необычное всегда была присуща человеку, познающему мир, но, спрашивается, при чем тут наука? Между сферой знаний и сферой веры должен быть хоть какой-то барьер. Разумеется, если ученый верит во что-то великое и хорошее, то ничего плохого в этом нет. Однако, когда в ситуации выбора обоснований для той или иной гипотезы, начинают оперировать к вере во что-то, то возникает вопрос - а почему собственно в это нужно верить? Как бы ни был красив миф, его значимость при сопоставлении научных гипотез должна быть равна нулю. «Красивая» гипотеза не должна быть более значимой, по сравнению с «некрасивой», так как еще никому не удавалось измерить красоту.

Рассмотрим это на примере гипотезы о том, знал ли Леонардо да Винчи пропорцию, которую принято называть «золотым сечением». Опираясь на исторические факты, на этот вопрос можно ответить скорее положительно, чем отрицательно. Если он делал иллюстрации к трактату Луки Пачоли, то, вероятно, как человек любознательный, он ознакомился с содержанием текста трактата. Однако этот простой факт для многих исследователей стал основанием для выдвижения целого ряда далеко идущих предположений (см. статью «золотое сечение» на сайте русскоязычной Википедии), которые зачастую преподносятся в виде утверждений и даже в виде безусловно доказанных фактов [ 1, 2, 3 ]. Эти предположения-утверждения-факты таковы: 1. Леонардо да Винчи является автором термина «золотое сечение»; 2. Леонардо считал пропорцию, описанную в трактате Луки Пачоли особенной, считал ее неким «кодом» красоты; 3. Леонардо сознательно использовал эту пропорцию в своих художественных произведениях. Из совокупности этих гипотез автоматически напрашивается простой рецепт - современные художники (архитекторы, дизайнеры, кинорежиссеры, музыканты, поэты, скульпторы и т.д и т.п.), если они хотят приблизиться к уровню Леонардо, должны осознанно использовать пропорцию «золотого сечения» в своем творчестве. Попробуем проверить обоснованность этого рецепта, в связи с чем, проанализируем три приведенные выше гипотезы по порядку. Кто был автором первой гипотезы сейчас установить уже достаточно сложно. Важно подчеркнуть, что речь идет именно о гипотезе, а не об историческом факте. Сам термин «золотое сечение» имеет достаточно извилистую судьбу, пройдя исторический путь через целый ряд названий. Досконально и объективно этот вопрос был рассмотрен в фундаментальной работе Роджера Херца-Фишлера [ 4 ]. Пропорция тождественная этому понятию впервые была введена в научный оборот Эвклидом в третьем веке до нашей эры. В то время она была пропорцией «делящей отрезок в крайнем и среднем отношении». Опираясь на работы Эвклида, Лука Пачоли, найдя в этой пропорции целый ряд математических и космологических особенностей, назвал ее «божественной» (De divina proportione). Сам же термин «золотое сечение», как уже достоверно установлено, впервые был зафиксирован на немецком языке - "Goldene Schnitt". Произошло это в 1835 году, когда была опубликована работа немецкого исследователя Мартина Ома [ 5 ]. В 1854 году это название поддержал Адольф Цейзинг в своем фундаментальном исследовании о пропорциях человеческого тела [ 6 ]. Сопоставляя это с тем фактом, что в текстах Леонардо нет абсолютно никаких упоминаний об этой пропорции, приходим к выводу, что первую гипотезу следует считать ошибочной. Вторая гипотеза попросту «висит» на том допущении, что Леонардо да Винчи оформляя трактат Луки Пачоли, настолько проникся его содержанием, что полностью поддержал восторженные оценки «божественной» пропорции. Предположение выглядит заманчиво и даже красиво, однако, если обратиться к текстам самого Леонардо, то о «золотой», точнее «божественной» пропорции в них нет ни одного упоминания. Нет даже никаких намеков. О самом же Луке Пачоли Леонардо упоминает, рекомендуя его в качестве учителя для обучения умножению корней. Только и всего. Если же внимательно рассмотреть рисунки геометрических фигур, выполненных как в рукописном (1498г), так и в печатном (1509г) вариантах трактата Пачоли, то можно заметить, что они выполнены «на глазок» «от руки» без точного геометрического построения (рис.1, рис.2). Для того чтобы нарисовать эти фигуры, художнику, в данном случае Леонардо да Винчи, не было никакой необходимости погружаться в понимание исключительно громоздких математических расчетов, приведенных в трактате Пачоли. Важно отметить, что содержание печатного издания трактата Пачоли было внутренне противоречивым. После глав с восторженным воспеванием свойств «божественной» пропорции, следуют главы посвященные архитектуре и пропорциям человеческого тела, в которых он почему-то даже не вспоминает об «особенной» пропорции. Следует отметить, что особенность этой пропорции для Луки Пачоли заключается только в ее математико-космологических свойствах. По утверждению А.И.Щетникова, ему даже не могло прийти в голову, что «божественная» пропорция может иметь некие эстетические особенности и ее можно использовать в качестве базовой пропорции для создания произведений архитектуры и живописи [ 7 ]. Печатное издание трактата Пачоли содержит даже очевидную путаницу. По проведенным в 1956 году исследованиям югославского ученого Милана Злоковича, рисунок профиля головы человека, выполненный предположительно Леонардо, не имеет никакой связи с «божественной» пропорцией [ 8 ]. Несмотря на то, что рисунок озаглавлен «Divina proportio» (рис.3), профиль головы «вписан» в геометрическую схему, в основе которой можно обнаружить равносторонний треугольник (рис.4). В сохранившихся текстах самого Леонардо, посвященных пропорциям человеческого тела, присутствуют только простейшие целочисленные соотношения [ 9 ]. Пропорции так называемого витрувианского канона пропорций человеческого тела (рис.5) не имеют ничего общего с «божественной» пропорцией, а основываются только на целочисленных отношениях, зафиксированных еще в 1-м веке нашей эры в трактате Витрувия «Десять книг об архитектуре». Следовательно, историческим достоверным следует считать то обстоятельство, что Леонардо да Винчи, ни в текстах, ни в набросках, ни в чертежах, ни на каких языках не упоминал и не изображал пропорцию, которую принято сегодня называть «золотой». Поэтому предположение о том, что он считал ее особенной, имеющей свойства некоего кода Вселенной, выглядит крайне смелым и фантастическим. Третья гипотеза «держится» на результатах так называемого гармонического анализа ряда картин Леонардо. Рассмотрим для примера, как проводится «анализ» пропорций «Джоконды». Выставленная на многочисленных «золотых» сайтах «картинка» этого шедевра имеет самые разные пропорции - от 1,177 до 1,452 (рис.6). Фактические размеры, равные 77 х 53 см дают пропорцию 1,453 и поэтому, последний вариант выглядит наиболее достоверно. Однако, по замыслу неизвестного «исследователя» пропорции «картинки» должны соответствовать геометрической пропорции луча правильного пятиугольника. Произведя геометрически подсчеты, получаем пропорцию 1,538, которая отклоняется от фактических данных примерно на шесть процентов. Можно, конечно допустить смелую мысль, что Леонардо ошибся, сделав высоту картины равной 77см, а не 81,5см, как это должно было получиться из «золотых» расчетов. Однако более логичным выглядит допущение, что ошибся сам «исследователь» и многочисленные его подражатели. Дополнительно рассмотрим также результат «гармонического анализа» фрески «Тайная вечеря», ссылка на который также дается на огромном количестве сайтов (рис.7). Неизвестным автором анализа картина делится на части двумя вертикальными линиями и двумя горизонтальными. Совершенно непонятно, что именно определяют в композиции фрески две вертикальные линии. Из двух горизонтальных линий только одна определяет границу такой второстепенной детали как нижний край скатерти стола. Но все эти проверки теряют смысл, если проверить пропорции общих габаритов фрески. Пропорция поля фрески, которое «исследует» неизвестный автор, равна 1,7426 (650х373 пикселей). По справочным данным размеры фрески составляют 8,8м на 4,6м, что дает пропорцию 1,9130. Разница между 1,9130 и 1,7426 представляется просто чудовищной. Если ширину фрески, равную 8,8м (20 римских локтей по 0,44м) принять за основу, то высота фрески, согласно результату «исследования» должна быть равна 5,05м, что больше фактического размера на целых 45 сантиметров (погрешность 10 процентов!). Как же сильно нужно «исследователю» верить в «золото», что ради этой веры приходится увеличивать высоту фрески великого мастера почти на полметра! Сделаем выводы: 1. Леонардо да Винчи не давал никакого названия пропорции, которую принято сегодня называть пропорцией «золотого сечения»; 2. Леонардо да Винчи не считал какой-то особенной пропорцию, которую принято сегодня называть пропорцией «золотого сечения»; 3. Леонардо да Винчи не использовал в своем творчестве пропорцию, которую принято сегодня называть пропорцией «золотого сечения». Бессмысленно давать какие-либо рекомендации современным творцам прекрасного, стоящим перед выбором - использовать в своем творчестве пропорцию «золотого сечения» или не использовать. Хотелось бы только отметить одну деталь - нет никаких научных оснований утверждать, что Леонардо да Винчи вслед за Лукой Пачоли восторгался «божественной» пропорцией и даже сознательно использовал ее в своем творчестве. Что же касается некоего «кода да Винчи» который кому-то удалось «открыть» и даже «взломать», то следует иногда помнить, что между мифотворчеством и наукой есть барьер, перепрыгивать через который ученым не следует. Даже если очень хочется славы и денег.

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи

Тайны Леонардо да Винчи